www.poezo.ru

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Предисловие

Вячеслав Медушевский

Вячеслав Медушевский

Доктор искусствоведения, профессор кафедры теории музыки
Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского

Курс анализа — завершающий, интегрирующий в системе теоретических дисциплин.

В его рамках гармония, например, преображается в интонационную и исполнительскую гармонию. Каждый ее элемент нужно услышать не как винтик в системе грамматики, но как живую неотмирную мысль. Как исполнить шестую ступень в первой фразе Экспромта Ges dur Шуберта? Горовиц делает деликатнейшее ненавязчивое subito pp — и это завораживает. А почему? В шестой ступени в соединении с предшествующей тоникой два звука общие, на фоне этой педали два других голоса раскрываются в противоположном движении, как бы воспроизводя жест раскрытия сердца к вышней тайне красоты. Оттого это гармония не движения, а откровения. Прием же subito pp устремляет сердце ввысь (ведь о сокровенном не кричат; «глас хлада тонка и тамо Господь» — так в непостижимой тишине явился Бог огненному пророку Илии). Исполнителя, который интонационно не слышит гармонию, воспринять можно только усилием воли. Бытие есть общение, — и если инструмент перестает говорить, внимание к сокровенному отключается. Что говорит великий Бах? Если музыка перестает быть «служением славе Божией и освежением духа», — её уже нет! Вместо неё — «шум и дьявольская болтовня»

Полифония. Великий предмет! Она учит слух смотреть на всё взглядом с Неба, освободившись от наших земных пристрастий. Тысячу лет училась она этому возвышенному искусству в рамках церковной музыки. Свой навык передала гомофонии. Центральный архетип последней — фигурированный хорал, тоже пришедший из Церкви. В упомянутом экспромте Шуберта в мелодии мы слышим псалмодирующий тон (высшее выражение идеи хоральной сосредоточенности сердца!); просвечивающая в фигурациях гармония — тело хорала как молитвы. Сама же фигурация всегда — веяние Святого Духа. Синергийное общение элементов развертывается и по горизонтали. Чрезвычайно распространенный прием — фактурная подготовка темы. Это тоже не формализм. Нужно включиться в глубинно-бытийственный диалог. В Скрипичном концерте Мендельсона начальную полетную псалмодию скрипки нужно услышать не как автономное начало своей партии, а как ревностный отклик, как пламенный ответ на побуждающе- благодатную энергию Духа в оркестровой фактуре. Без синергии, как бы вселенского диалога, музыка мертва. Она ведь не о пустяках, а о самом существе бытия, почему всегда, начиная с мифа об Орфее, почиталась самым божественным из искусств. Даже у Аида так умягчилось сердце, что он отпустил на землю Эвридику. Бетховен неизменно именовал музыку священным и божественным искусством. Рахманинов сочинение музыки называл священнодействием. А исполнители? Они чудотворцы. Чудотворению и призвана учить музыкантов теория.

Последняя цель анализа — воспитать слух как орган поиска неземной красоты, дабы она сама стала великим учителем и наставником музыканта.

Знания о музыке должны для того перебраться с пыльных полочек памяти в ум (око души), претворившись в нем в ясновидение-яснослышание. Сказано: культура — то, что остается, когда все забыто. Остается чудо: видение, которое делает ненужными мириады разрозненных знаний. Ясновидение слуха не отделено от исполнительских ощущений. Драгоценными для меня были слова одной студентки, сказавшей, что после моих занятий хочется скорее бежать домой и заниматься. А как же иначе? Говорить о красоте вне исполнительских движений — как грызть в пустыне сухарь без капли воды во рту. Вот пример. Всякий прерванный оборот в гармонии (например D7→VI) содержит в себе некое удивление, то нежное, то драматичное. Так проверим себя в исполнении:, а не проскочили ли мы равнодушным слухом это удивительное событие? Услышим его значимость — услышат и слушатели. Тогда музыка начнет общаться.

Есть условие для перехода знаний в видение: знание должно быть выводным, как у Евклида или Ньютона. Не собрать в видение миллиард разрозненных знаний! Принцип выводного знания — Одно, в котором и из которого все. О чем бы мы ни говорили.

Говорим о музыке? — начнём с ее сути. То, что философы назвали сущностью какого-либо предмета, в богословии это мысль Творца о нем, то, что Максим Исповедник называл «малым логосом бытия». Потому первый, вступительный, а по существу главный, экспозиционный раздел курса — о сущности музыки. Есть ли она язык эмоций и иных психизмов — либо же язык откровений (Бетховен), вдохновения (Чайковский), восхитительной красоты как явления славы Божией (Бах), язык бытия и судьбы человечества (Свиридов)? Я демонстрирую студентам две записи одного произведения — принадлежащие исполнителю первого ряда мировых мастеров и исполнителю двумя рангами ниже. Студенты мгновенно догадываются о понимании ими существа музыки. Никуда не скроется от чуткого слуха то, что существует прежде всего прочего и все определяет. Высота духа есть это первенствующее и главенствующее.

Следующий крупный блок курса, самый развернутый по времени, — о многообразии музыки: стилевом (эпохи барокко, классицизма, романтизма, Новейшего времени, особо — о русской музыке), жанровом, соответственно о многообразии типов композиции и видов синтаксиса. В каждой частной теме — тот же подход выводного знания. Например, переход от барокко к классицизму никак не был хаотичным. Всегда меняется нечто Одно —, а с ним системно перестраиваются тысячи деталей. Исполнителям это важно. Тогда они не будут бездумно выполнять исполнительские указания композиторов. Ведь, к примеру, баховское, бетховенское или листовское форте — совершенно разные вещи, не говоря уже о более тонких приемах исполнения.

Исполнительская сторона искусства — предмет особой важности и особого разговора. Ей посвящено несколько лекций, это особый блок, но проблематика исполнительства проносит себя через все темы курса (равным образом и иные темы курса, имея как бы свое ядро с концентрированным изложением, одновременно превращаются в сквозные линии).

Второе условие формирования ясновидения слуха — наличие конкретных анализов. Мысли забываются скоро, красота остается навсегда. Анализы подверстываются к тем или иным темам, но цельность музыкальных образов позволяет напомнить сказанное ранее и кратко предвестить будущие темы.

В толстом моем учебнике они имеются в необходимом количестве. В электронной форме сделать это труднее. Есть у меня намерение: подобно представленным ниже памяткам по главнейшим темам курса — прописать таким же сжатым образом в памятках и микроанализы.

Наконец, об экзаменах. Самой лучшей проверкой понимания курса и навыков анализа было бы выявление этих знаний-видений у рояля, ибо понять — значит исполнить. Это трудно, и не для всех специальностей подходит. Потому в рамках курса студенты показывают свои умения в домашнем исполнительском анализе играемых (или просто любимых) произведений. Для экзамена же остается традиционная форма билетов (см. ниже) + микроанализ предложенного произведения.

___________________________________________________

1 Klavierabend (1987) Vladimir Horowitz. Goldener Saal, Wiener Musikverein -34-я минута записи

____________________________________________________

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Билеты к экзамену по анализу

1 раздел. О сущности музыки и музыкальной форме

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Сущность музыки

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Музыкальная форма как предмет курса анализа

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Понятие музыкальной интонации

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Два содержания музыки

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Музыкальное содержание: имманентный субъект музыки

2 раздел. Исторические стили

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Барокко

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Классицизм

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Классико-романтическая форма

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Романтизм

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Музыка новейшего времени

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Русская музыка

3 раздел. Жанры, жанровые начала, жанровое развитие в произведении

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Стиль

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Жанр

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Жанр. Схема

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Фантазия Моцарта d moll (к раскрытию красоты жанра)

4 раздел. Форма-композиция и синтаксис

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Масштабно-тематические структуры

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Форма и ее метафизический корень

5 раздел. Теория музыкального исполнительства

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. К теории исполнительства (1 вариант)

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. К теории исполнительства (2 вариант)

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Теория живого метра

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Фактура

В. В. Медушевский. Почему в мироздании существует аккомпанемент

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.

МультиВход