www.poezo.ru

В. В. Медушевский. Учебные материалы к курсу анализа музыки. Романтизм

Вячеслав Медушевский

Вячеслав Медушевский

Доктор искусствоведения, профессор кафедры теории музыки
Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского

Памятка к занятию по теме «Романтизм»

Три великих эпохальных стиля Нового времени — барокко, классицизм, романтизм — отличаются неодинаковой акцентированностью лиц в коммуникационном пространстве (соответственно 2-е, 3-е, 1-е). За ними стоит главенство одной из трех сил души.

Ключ к барокко — аффект, «действуемое чувство», то есть воля, ревностно напряженная в жажде вечности, призывно требующая усердия жизни — отсюда обращенность во втором лице и призывном наклонении к слушателям в желании поднять их к Небу.

Классицизм пребывает в восхищении изумительной стройностью сущего. «Ясные глаза красоты» (Э. Ганслик) — это созерцание в 3-м лице («она» — красота).1 Воля кладет вечность в цель развития. Чувства подчинены достодолжному, собраны в строгости.

В романтизме на авансцене — сердце. Отсюда сугубо личностный тон высказывания от первого лица. Какого? Вдохновенно живущего Небом! 2 Нет красоты вне вечности! Как и в классицизме¸ вечность перенесена в перспективу развития, но музыка движется к ней порывами и волнами сердечной полноты. Волновой принцип развития, зачинаясь в синтаксисе, возносит себя и на уровень композиции.

Акцентированность чувства уже и в звуке — певучем. Кто поет — воля, ум? Сердце запело — переворот в искусстве! XVIII век выговаривал звуки (термин espressivo, «выразительно», означал тогда прецизионно-точное проговаривание слогов). Поющее сердце породило вибрато, облеклось в свободу рубато. Термин бельканто («прекрасное пение») мыслят ныне певуче-романтически. Но автор термина, Россини, имел в виду иное — идущее от барокко пассажное пение, берущее начало еще в древнецерковной мелизматике. Первыми виртуозами были певцы. Но кантабильность у Шуберта, Беллини, Мендельсона, Шопена — непосредственный язык сердца.

Уникальность нового звука — от возросшей конкретности настоящего («сейчас и здесь»). В эпоху барокко музыка перекладывалась на любые составы и инструменты, темы фуг проходили во всех регистрах. Но вторую тему концерта Шопена e moll уже не спустишь в басы и не исполнишь фортиссимо, равно как и грозную тему «Полета валькирий» Вагнера не передать флейтам.

В фактуре немыслимы альбертиевы басы. Она неповторима. Широкие бархатистые фигурации обволакиваются небесной любовью (педаль — лишь средство). От нее и многоцветье нюансов. Как не поделиться с людьми неисчерпаемыми богатствами сердца, льющимися с Неба!

Важнейший момент в антропологии романтического стиля: расширенное восторгом сердце не изолировано от других сил души. Дух любви — дух простора и единения — передался уму: он тоже жаждет раздвинуться, окунуться в древность, мечтает о будущем и чудесном (жанр фантазии, фантастические образы), открывает множество новых тем (странничества, детства), обнимает искусства, грезя о синтезе всего и вся. Соединяет роды искусств — лирики, эпоса, драмы (например, лирико-драматический тон Скрипичного концерта Мендельсона). Охваченная любовью воля полетна (в барокко она в напряженном усилии застывала пред вечностью).

От возросшей ценности мгновения — сугубая индивидуализированная конкретность, афористичность, миниатюризм.

От главенства первого лица — новая поэтика.3 Статья Шиллера «О наивной и сентиментальной поэзии» — ключ к ней: отношения предметов мира опосредованы духом художника. Вагнеровская иллюстрация: «дивное адажио» первой части бетховенской Третьей симфонии (предмет изображения — аллегро битв, а темп адажио принадлежит художнику, взирающего на величие деяний героя). Разрушение классицистского правила трех единств (времени, места, действия) в балладах, «Забытых вальсах», «Годах странствий» Листа, у Грига.

_____________________________________________

1 Только в эпоху классицизма, низко понятого, могли появиться претендующие на всеобщность формулировки Канта о прекрасном как незаинтересованном наслаждении и бесцельной целесообразности. Можно представить себе реакцию на эти идеи горячего И. С. Баха, сидевшего в тюрьме за избиение тупого музыканта! Сколь фальшивы формулировки Канта в применении, например, к «Страстям» Баха!

2 Когда полтора века спустя божественная любовь иссякнет, вытесненная хищным сексом, то и высказывание от первого лица обернётся попсой, поддержанной всей мощью индустрии развлечений. Враждебность к Небу возрузит над жизнью идола постмодернизма. К самовожделению -поставлению в центр жизни себя как Бога, — тут же присоединиться дьявол. Очевидным, прораммным образом — в сатаническом роке. В других случаях — под видом взращённых им через страсти лживых представлений о Боге (когда глотки перерезаются якобы по прямогу приказу «бога»). Но к музыке Шопена, Шуберта, Брамса богоборческая грязь отношения не имеет).

3 Появление лирического героя в художественном мире вызвало к жизни композиционные принципы монотематизма и лейтмотивизма, новые жанры и формы (цикл миниатюр, вокальные циклы, смешанные формы)

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.

МультиВход