www.poezo.ru

Композитор Владимир Королевский. «Лабиринты». Концерт для баяна и камерного оркестра

Наталья Королевская

Наталья Королевская

Кандидат искусствоведения, доцент Саратовской государственной консерватории им. Л. В. Собинова

Владимир Григорьевич Королевский — саратовский композитор, член СК России. Родился в Волгограде в 1960 г. В 1986 году окончил Саратовскую государственную консерваторию им. Л. В. Собинова по классам сочинения проф. В. А. Сосновцева, сочинения и инструментовки проф. О. А. Моралёва, гармонии и полифонии проф. А. А. Бренинга (1979 — 1986). После окончания консерватории и службы в СА работал в Волгограде, где его творчество в течение 12 лет (1989 — 2002) было связано с театрами города-героя — Камерным драматическим театром ЭККУЛЬ («экология культуры»), ТЮЗом, Театром одного актёра. В 2002 В. Г. Королевский был приглашён на кафедру теории музыки и композиции Саратовской государственной консерватории, где в течение десяти лет вёл класс композиции и преподавал теоретические дисциплины. В. Г. Королевский — лауреат Первого Всероссийского конкурса-фестиваля современной тональной академической музыки (СТАМ) (Москва, 2007).

В списке его сочинений пять симфоний (1986, 1991, 2000, 2010, 2013); Театральный триптих для сопрано, хора и симфонического оркестра — «Маугли», «Сказка о царе Салтане», «Стилизации» (1995); Концертино для фортепиано и симфонического оркестра (1999); сюита «Саратовские этюды» для камерного оркестра (2003); Речитатив и сонатина для флейты и камерного оркестра (1986), 2-я редакция — «Ремейк» для флейты органа (2009); концерт «Лабиринты» для баяна и камерного оркестра (2005), 2-я редакция — для органа и камерного оркестра (2008); Шесть прелюдий на стихи японских поэтов для баритона и камерного оркестра (1986); «Пять настроений» для фортепиано (1982), три фортепианные сонаты (1983, 1987, 1998), Токката (1981) и Сюита для фортепиано (1982); два струнных квартета (1985, 2005); сюита «Несерьезно» для трех баянов (2004); «Прелюдия и фуга» на стихи Архилоха и «Вариации и фуга» на тему знаменного распева для хора, камерного оркестра и органа (2006); три хоровых цикла для детского хора: «Шесть песен на стихи Б. Заходера» (1989), «Удивительная кошка» на стихи Д. Хармса (1992), «Нарния» на стихи В. Самохиной и собственные слова (1997); «Причеть» для меццо-сопрано и народного хора (1984); музыка к 22 театральным постановкам и др. Перечисленные произведения, за исключением Четвёртой симфонии, исполнялись в Саратове, Брянске, Волгограде, Москве, Западном Берлине, Нижневартовске, Кондопоге, и др., отдельные спектакли с музыкой композитора были перенесены на сцены Братска, Иркутска, Новосибирска, Новошахтинска, Сухуми.

Премьера концерта «Лабиринты» В. Г. Королевского для баяна и камерного оркестра состоялась 6 апреля 2006 года на сцене Большого зала Саратовской государственной консерватории им. Л. В. Собинова. За этим последовало ещё несколько исполнений — в апреле 2007, феврале 2010 (с оркестром народных инструментов — переложение I и II частей, сделанное В. Грачёвым) и в декабре 2013, включая премьеру «органной» версии концерта (для органа с оркестром), состоявшейся в Москве, в Малом зале МГК им. П. И. Чайковского в 2009 г.

Название «Лабиринты» — не просто тема для размышлений, сама по себе лабиринтообразная. Для В. Королевского это архизначимое понятие, обнаруживающее себя в пространстве целого творчества, организуемого по законам лабиринта, с вращением вокруг одних и тех же образов, идей, концептов, которые при каждом возвращении обрастают новыми смыслами, обретая всё большие размах и глубину, свидетельствуя о творческом и духовном взрослении композитора. Мифологема лабиринта — это и центральный (он же централизующий!) концепт, организующий внутренние сюжеты многих произведений В. Г. Королевского, варьируемый в контексте нескольких «мифов» — дороги жизни, творчества как пути восхождения к сияющим высотам слияния мастерства и вдохновения, духовных странствий, вечного полёта души, которые зачастую совмещаются, поскольку измерения жизни, творчества, духовного бытия для художника неразрывны.

Не случайно и множественное число «лабиринтов», метафизически раздвигающее собственное пространство до «плюс-бесконечности», уже на «входе» отрицающее возможность «выхода».

Мифологема лабиринта в Концерте реализуется сразу в нескольких планах — на уровне формы, интонационного сюжета и тембровой драматургии. Символична разделённость тематизма на две контрастные сферы: драматичную действенность (темы I и III частей) и чистую, без всяких «примесей», лирику в духе то ли шансон, то ли шлягеров Нино Роты (тема II части). Её формальная «отгороженность» от драматической сферы, подчеркнутая симметрично организованной формой самой второй части, позволяет толковать шансон-тему как некий идеально-прекрасный мир. Напротив, структурные особенности первой и третьей частей воплощают идею лабиринта как движения в замкнутом, тупиковом пространстве (рондо-круг III части) с тенденцией к его постепенному, невероятно трудному преодолению (IV часть имеет «сквозное» строение). Это движение продолжается и в финальной части, организованной как «двойная волна», с переходом от минорной к мажорной фазе, символизирующим выход из темноты в пространство света. Возникающие в финале отголоски действенно-драматичных тем, совсем как в финале Девятой симфонии Бетховена, возникают и исчезают, подобно призракам ночи, залетевшим сюда по ошибке. Только интонации темы шансон, освобожденные от первоначальной стилизованно-целостной структуры, укореняются в новом интонационно-ритмическом пространстве, поражающим совершенно новым, каким-то нездешним ландшафтом.

Этот новый звуковой «пейзаж» создают ранее не использованные, темброво контрастные инструменты — репетитивные переклички двух роялей, с их ровным остинато на протяжении всего финала, производящие эффект эха и передающие эстафету «реверберации» вокальным голосам (которые могут быть заменены саксофонами или флейтами — все эти варианты были использованы в каждом новом исполнении Концерта). Причём эти новые отстранённые голоса, в которых растворяется драматичный голос солирующего баяна, по замыслу автора, должны быть расположены в максимально удаленных точках зала (не только на сцене, но и в зале) для создания ощущения беспредельной пространственности звучания.

Так куда ведёт этот лабиринт и почему светлая успокаивающая музыка финала оставляет щемящее чувство? …

И если выхода всё-таки нет или он оказывается где-то «там», вне досягаемости этого мира, то само существование произведения, многократно исполненного, опубликованного (Саратов, СГК, 2011), представляет положительное решение проблемы «выхода». Концерт воплотил мифологему лабиринта в самом творческом акте: по признанию композитора, в качестве музыкального материала ему послужили наброски несостоявшихся ранних сочинений (включая тему шансон), которые в контексте Концерта ознаменовали выход из хаоса черновиков и набросков в пространство космоса новой художественной реальности.

Концерт В. Королевского «Лабиринты» для баяна и камерного оркестра исполняют лауреат международных конкурсов, заслуженный артист Башкортостана, профессор Саратовской государственной консерватории им. Л. В. Собинова В. В. Грачёв (баян) и студенческий камерный оркестр, художественный руководитель — доцент Т. В. Быкова, дирижёр — доцент К. В. Ершов.

В. Королевский. Лабиринты. Часть 1

В. Королевский. Лабиринты. Часть 2

В. Королевский. Лабиринты. Часть 3

В. Королевский. Лабиринты. Часть 4

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.

МультиВход