www.poezo.ru

Жанровые основы музыкального языка на примере жанра вальса в квартетах Д. Д. Шостаковича

Ирина Андреева

Ирина Андреева

Преподаватель Брянского областного колледжа искусств

Штрихи к теории жанра

Проблема использования первичных, бытовых песенных и танцевальных жанров в профессиональной музыке является одной из актуальных в музыкознании. Музыкальные образы многих произведений композиторов прошлого и современности в своей основе ярко танцевальны. Выявить истоки этой танцевальности очень важно для понимания содержания произведения. Каждый танец заключает в себе обобщение, связанное с практикой его бытования, и поэтому прочно ассоциируется с породившей его средой. Обращение композиторов к первичным жанрам влечет за собой конкретизацию образов, а следовательно, облегчает восприятие музыки.

Данная работа посвящена вопросам вальсовых истоков в воплощении музыкальной образности, трансформации вальсового тематизма, роли вальса и вальсовости в квартетах Д. Д. Шостаковича.

Вальс как жанр является атрибутом бытовой музыки. Содержание и драматургия танцевальных жанров (и в том числе вальса) не сложны. Это естественно, так как развитая драматургия не могла проявиться, когда человек был и слушателем, и участником произведения в общем хороводе, танце и т.п.

Жанр вальса обладает определенными сложившимися средствами выразительности, т.е. жанровыми признаками. Они довольно стабильны, изменяются очень медленно, т.к. устойчивы сами формы жизненного и музыкального быта.

Признаки жанра вальса хорошо известны. Это трехдольность, ритмическая формула с акцентом на первую долю, четкое разграничение мелодии и аккомпанемента, «вращательный», «кружащийся» тип движения мелодии, аккомпанемент по типу «бас-два аккорда». Но все эти признаки могут быть использованы в той или иной мере, в зависимости от замысла композитора.

А. Н Сохор вводит понятие «жанрового фонда эпохи», которое помогает выяснить , как использован данный жанр в каком-либо историческомили композиторском стиле. Исследователь намечает следующий моменты:

— жанровое цитирование (жанр в неизменённом виде);

— жанровая трансформация (преобразование в результате переосмысления);

— жанровое развитие (последовательное изменение жанрового характера музыки, способствующее раскрытию идеи произведения);

Жанровое варьирование и модуляция (изменение жанрового характера темы, её переход в другой жанр);

— взаимопроникновение жанров и жанровый сплав (синтез).

Если в применении к вальсу жанровое цитирование предполагает прямое (без каких бы то ни было преобразований) включение вальса в контекст музыкального произведения, то остальные явления связаны с изменениями его жанровых признаков. Поэтому здесь уместнее говорить скорее о вальсовости, чем о вальсе. Совершенно очевидно, что отсутствие или трансформация какого-либо существенного жанрового признака — изменение размера, выключение аккомпанемента по типу «бас-два аккорда» позволяет говорить о преобразованиях вальса в вальсовость.

Корни вальсовых проявлений музыки Д. Шостаковича лежат в творчестве композиторов-романтиков Шумана, Листа, но в большей мере на композитора повлияли русские вальсовые традиции. Глинкинская симфонизация танца и, как одна из её деталей, тончайшая палитра ритмики находят отклик и в сложном плане вальсовой ритмики Шостаковича.

Сильнейшим импульсом для Шостаковича стали вальсы и широчайшее проявления вальсовости в творчестве П. И Чайковского. Используя бытовой танец в сонатно-симфоническом цикле в качестве самостоятельной части или важнейшей темы (уникальный 5-ти дольный вальс 6 симфонии, элементы вальсовости, разлитые почти во всей экспозиции первой части 4 симфонии, или создающие несказанно трепетную пластику 2-ой побочной темы I части 5 симфонии и.т.д.), Чайковский открыл пути, по которым пошли многие русские композиторы, в том числе и Шостакович. В творчестве Шостаковича особый отклик получила столь чудесная у Чайковского способность вальсов к передаче тончайших нюансов лирики и драмы, к наполнению глубиной психологического анализа, к превращению вальса, по точному выражению Б. А. Асафьева, в «нетанец в танцевальной оболочке».

Трактовка вальсовости Рахманиновым, показательная тем, что становится средством воплощения трагического содержания (II часть « Симфонических танцев), особенно плотно смыкается с вальсовостью Шостаковича (например, в коде III части 7-го квартета, во II части 15 квартета). Именно изрезанная ритмика многих скорбных вальсообразных эпизодов квартетов Шостаковича перекликаются с мерной обезличенной, «выдохшейся» вальсовой формулой II части «Симфонических танцев», довлеющей над живым чувством.

Вальсообразность Шостаковича взращена лучшими музыкальными традициями. На их почве возникло и то индивидуально неповторимое, что внес Шостакович в трактовку жанра вальса (создав на его основе жанровое развитие, модуляцию, трансформацию и синтез). Это новое касается и удивительно тонких расстояний содержательных градаций вальса и вальсовости, и необычных драматургических ситуаций, создаваемых с помощью вальса.

__________________________________________

С полным текстом работы и нотными приложениями можно ознакомиться в прикреплённом PDF-файле.

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.

МультиВход