www.poezo.ru

Мастер-класс профессора В. А. Понькина. Часть I

Владимир Понькин

Владимир Понькин

Профессор МГК, заведующий кафедрой «Оркестровое дирижирование» ГМПИ им. М. М. Ипполитова-Иванова,
главный дирижёр театра «Геликон-опера», народный артист РФ

От редакции

Владимир Александрович Понькин не нуждается в дополнительном представлении. Сегодня это один из самых авторитетных и востребованных дирижёров России и мира, вдумчивый художник, великолепный профессионал. Ему посвящено множество статей, его многочисленные интервью раскрывают взгляды музыканта на мир, искусство, профессию дирижёра.

Мастер-класс Владимира Александровича Понькина, профессора кафедры оперно-симфонического дирижирования Московской государственной консерватории, народного артиста РФ, заведующего кафедрой «Оркестровое дирижирование» ГМПИ имени М. М. Ипполитова-Иванова, Главного дирижёра Московского музыкального театра «Геликон-опера» состоялся в апреле 2015 года и проходил в два этапа: первая часть занятия с будущими дирижёрами состоялась в музее-квартире Н. С. Голованова, вторая часть — в ГМПИ им. М. М. Ипполитова-Иванова. Это в полном смысле слова МАСТЕР-класс — блестящий, остроумный, наполненный жизнью и энергией, импровизационной непринуждённостью, простотой и точностью мысли, яркими образными сравнениями, мудростью опытного учителя, раскрывающего цеховые секреты. И мастер-педагог ничуть не уступает маэстро дирижёру.

Итак, слово Мастеру.

Любой профессионал обязан воспитывать молодёжь. Если есть хоть малейшая возможность, надо обязательно пробовать заниматься педагогической деятельностью, потому, что это необычайно помогает. Дирижёр — профессия, представляющая собой сложнейший комплекс, сочетание абсолютно разных профессий в одной.

Педагог. Маэстро в переводе с итальянского означает педагог, мастер, учитель, чаще в применении к музыкантской профессии композитора, дирижёра, исполнителя.

Психолог. Психология должна быть усвоена дирижёром как никем, это чрезвычайно важный предмет для дирижёра. Если с первых аккордов вы не сможете определить потенциальные возможности оркестра, то вам придётся трудиться гораздо дольше, вы будете блуждать, вы будете искать способы найти контакт с оркестром, и если контакт не будет найден — это фиаско.

Отсюда следует следуюший важнейший навык: умение общаться с музыкантами. В зависимости от высоты класса оркестра требовательность может быть изменена в качестве интонации общения. Нельзя общаться высокомерно с музыкантами оркестра высокого уровня. Часто сложности подобного рода возникают вовсе не из-за нежеления быть на равных, а из-за нервной распущенности. Становясь за пульт в подобном состоянии, чтобы выполнить очень серьёзные задачи, дирижёр подчас делает такие вещи, которые он не позволил бы себе в спокойном психологическом состоянии.

Если дирижёр мыслит об оркестре как об инструменте, ничего хорошего такой контакт с оркестром не сулит. Вспоминаются слова Г. Н. Рождественского о том, что оркестр — это не инструмент, не набор клавиш, а сообщество творческих, абсолютно зрелых личностей, которые могут не только ответить на ваше предложение — систему символов, не только мануальных, которые распознаёт оркестр, но и предложить своё видение, что необычайно важно.

В 1962 году в Москву на гастроли после большого перерыва приехал И. Ф. Стравинский. Е. Ф. Светланов готовил для него с Госоркестром «Весну священную». И. Стравинский вышел к оркестру, продирижировал. Оркестр сыграл блестяще, на что Игорь Фёдорович заметил: «Ну что же, читают с листа неплохо. Теперь давайте работать». Это тот случай, когда оркестр предлагает. И тут очень важен дипломатизм: умение выстроить отношения с оркестром. Никогда нельзя топить, унижать музыканта. Следует похвалить и поправить артиста оркестра так, чтобы он почувствовал, что может сделать то, чего добивается от него дирижёр. Это один из главных принципов: похвалить и поправить после похвалы. У С. В. Рахманинова есть одна замечательная фраза о том, что артисту нужно три вещи: похвала, похвала и ещё раз похвала. А между основной работой нужно поправлять, если вы, конечно, имеете на это моральное право.

Далее. Что касается слуха. Многие молодые люди, уверенные, что достойны заниматься профессией, не имеют одного из самых главных качеств — слуха. Слух должен быть абсолютно утончённым — настолько, насколько это возможно. Любой из оркестрантов, почувствовав, что он не замечен, что он вне зоны слухового внимания, будет творить такие чудеса! Вас могут хитро испытывать, сыграв фальшивую ноту. Это следует немедленно пресекать, чтобы в будущем исключить подобные испытания.

Взаимоотношения с оркестрантами очень важны и в том плане, чтобы люди никогда не замечали продолжительности репетиций: если она кажется им короткой — вы успешны. Так же как, если произведение, которое вы выучили и подготовили для работы с оркестром кажется вам коротким — это хорошо.

О работе над партитурой можно говорить отдельно, однако следует отметить, что в начале подход к партитуре должен быть с «высоты птичьего полёта». И подходить следует бесчисленное количество раз вплоть до микроскопного изучения деталей, а затем снова отдаляться. Что соответствует принципу в искусстве и науке: от общего к частному и снова к общему.

Характер дирижёра. Дирижёр должен быть справедливым и милосердным. Но милосердным в правильном понимании этого слова: нельзя жалеть, нельзя прощать предательство, нельзя лебезить. Музыканты любят, когда их хвалят, но хвалить надо конструктивно, в интересах дела, на пользу качества исполнения произведения. И подводя итог человеческим характеристикам, следует сказать, что людей надо любить. Нельзя ставить себя выше, чем это положено по статусу.

О профессиональных качествах. Что такое двигательная система дирижёрского аппарата? Это не только руки, но и ноги, тело, туловище, голова, это ракурс разворота, широкое панорамное зрение. Последнее необходимо для того, чтобы вы, глядя на флейту, могли знать, что делают контрабасы. Это нужно только вам.

Руки в дирижёрском искусстве — это последняя инстанция, самая яркая, выразительная, но последняя, потому, что всё заранее формируется в вас: и желание показать, и умение точно совпасть, допустим, с ногой балетного солиста. Балет — самый трудный в дирижёрском искусстве аккомпанемента жанр.

Мануальная техника. Рука дирижёра — это даже не крыло птицы. Рука скорее как рыбий хвост: очень пластична, обаятельна, но постоянно в движении, за исключением фермат. Малейшее отклонение от правильной траектории движения кисти или пальцев, локоть создают максимум возможностей, чтобы часть музыкантов играла по кисти, часть по локтю.

И, наконец, основной цеховой секрет: внутридолевая пульсация. Если вы почувствовали, что у вас неровно исполняется какой-то определённый отрывок, проверьте себя на естественном движении маятника. Если вы правильно возьмёте от природы маятниковое движение и маятниковое движение метронома, то вам не составит никакого труда точно управлять оркестром. Это самый главный цеховой секрет, которым многие не владеют и, если не взять его на вооружение, возникнут проблемы, которые станут увеличиваться в геометрической прогрессии.

Дирижёр — это блестящее олицетворение факта провокации! Если помнить об этом, то вам многое удастся.

Фото и видеозапись Андрея Шлячкова.

Подробнее с творчеством Владимира Понькина можно познакомиться на Официальном сайте дирижёра.

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.