www.poezo.ru

Крым. Севастополь. Херсонес Таврический

Елена Копий

Елена Копий

Музыковед, главный редактор

В Херсонес мы приехали утром на обычной севастопольской маршрутке и как любые законопослушные граждане вошли по билету, приобретённому в кассе.

Крымское солнце уже давало о себе знать, когда мы неспешно отправились по дорожкам и тропинкам огромного городища, открывшегося взору и вдаль, и вширь. Метрах в ста правее от главного входа, минуя билетную кассу, пробирались друг за другом на пляж отдыхающие, коих потом повстречалось огромное количество. Превратить развалины древнего города вляж…К этому можно относиться по-разному.

Зарисовки с натуры: вот очень условно и местами одетая компания молодёжи фотографируется среди колонн, отчего их очень сложно запечатлеть без людей. Вот молодая мама выложила на камни девочку лет пяти в купальнике, посоветовав ей кокетливо подпереть кулачками головку и беззаботно болтать ножками. Вот подвыпивший турист попеременно карабкается то на одну, то на другую башни Херсонесского колокола, чтобы быть увековеченным цифровым фотоаппаратом своего друга. Жизнь бьёт ключом на развалинах, наверное, это естественно, дабы ей продолжаться…Но только почему-то грустно смотреть на проявления жизни в таком формате.

Музей-заповедник «Херсонес Таврический» создан на территории раскопок античного и средневекового города Херсонес. Греческая колония, основанная на юго-западной оконечности Крыма две с половиной тысячи лет назад, Херсонес знал годы пышного экономического расцвета и многочисленных кровопролитных войн. Посредническая торговля, все виды деятельности, связанные с морем, разнообразные ремёсла, виноградарство и виноделие — всё это процветало, всему способствовало благоприятное расположение поселения, но это же делало его весьма заманчивым для захвата и подчинения. В средние века Херсонес превращается в христианскую столицу полуострова, вокруг него возникает большое количество монастырей, скитов и знаменитые пещерные города. В религиозном плане город становится связующим звеном между Константинополем и Киевом. Тем не менее, многочисленные набеги кочевников неуклонно разоряли и ослабляли город. Нет смысла пересказывать всё, что происходило на этой территории — об этом написаны тома историками-профессионалами, поскольку история Херсонеса является частью истории Древней Греции, Древнего Рима и Византии. Окончательно разгромленный и разграбленный кочевниками Херсонес угас к концу 14 — началу 15 века.

Руины некогда процветающего города постепенно были погребены под землёй. И только в 1827 году здесь начались археологические раскопки. Сегодня мы имеем возможность увидеть то, что удалось обнаружить археологам. Это театр на 3000 мест, римская цитадель, средневековые христианские храмы, жилые кварталы, сильно разрушенные оборонные стены, бассейны для дождевой воды, гончарные мастерские и т.д. Сегодня в летний период на сцене Античного театра Древнего Херсонеса идут спектакли театров имени Лавренёва и имени Луначарского, что представляется более уместным в данном антураже, нежели ритуалы отдыхающих, описанные выше.

На месте, где предположительно находился средневековый храм Божьей Матери, построен Владимирский собор (1861- 1892). Предполагаемое место крещения киевского князя Владимира Великого отмечено ротондой, построенной над крещальней. Привлекает внимание знаменитый колокол, отлитый из трофейных пушек времён русско-турецкой войны в 1776 году, совершивший в 19 веке вынужденное путешествие в Париж и благополучно вернувшийся в Россию в 1913 году, олицетворяя дружественный жест французской стороны.

Среди уникальных находок археологов присяга граждан Херсонеса, иконы христианских храмов, фрески, мозаика, предметы быта и т.д. «Русская Троя» — так иногда называют Херсонес, имея в виду то количество интереснейших находок, которые здесь можно увидеть.

Прогулка по Херсонесу оставляет не менее сложный сплав чувств, чем вояж в Балаклаву или Инкераман. Скорее ощущения ещё более тревожные, потому, что слишком контрастен видовой и звуковой ряд: развалины на фоне морских далей и ярко синего южного неба, звонкие неспокойные голоса чаек и беззаботно разгуливающие, с весёлым хохотом обнимающиеся с полуразрушенными колоннами обитатели пляжей…

Вспоминается очерк Максима Горького, посетившего Херсонес в 1897 году и написавшего следующее: «Даже и беглый взгляд на эти развалины шести тысяч зданий, некогда поражавших своей красотой и роскошью, а ныне превращённых в безобразные кучи щебня, — навевает на душу чувство глубокой скорби, и чем яснее встают воспоминания о прошлом этого цветка эллинской культуры, тем сильнее охватывает зрителя печаль при виде массы человеческого ума, энергии и знаний, претворённых временем в пыль и прах…»

Классику повезло: ему не пришлась наблюдать сегодняшнее огламуривание и превращение в «прикольный фон» всего, что когда-то было олицетворением величия древней культуры. Он задаётся всё теми же вечными вопросами: «Жизнь создаётся так медленно и трудно, а разрушается так быстро и легко… Зачем это? Уходя с развалин Херсонеса, уносишь с собой что-то тяжёлое и мрачное. Много ли ещё будет, и настанет ли время, когда люди будут только созидать, утратив дикую страсть к разрушению?»

Действительно, наступит ли когда-нибудь такое время?

Мечты о крыльях нас не обманули
По волшебству вощеного билета
Вы окунулись в древний зной июля
Аттического медленного лета.

Шумны догадки. Пониманье — немо.
В стране без крыш — впервые и свободно -
Вы смотрите не под ноги, а в небо
Вне времени и слов экскурсовода.

Сквозь синьку волн и неба, сбившись в счете
Разрушенных колонн и представлений.
Вы узнаете, снова узнаете
Давнишний облик здешнего селенья.

Он проступает — чувственно и гулко,
Бесстрастен к нашим домыслам и спорам,
В переплетенье узких переулков.
Пропахших рыбой, уксусом и морем.

Но время кружит вихрь над ветхой былью.
Не отличая сущность от деталей,
И оседает солнечною пылью
На пряжках ваших новеньких сандалий.

Оно опять бездумно и стозвонно
Рукою детскою бросает первый камень…
…По ком звонишь ты, колокол бессонный.
Кого зовешь чугунными стихами?

Борис Бабушкин. Колокол Херсонеса

Проект Елены Копий «Херсонес Таврический». Фото Андрея Копий. Музыка Numina — Pearl

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.