www.poezo.ru

Владимир В. Королевский. «Сталинградский концерт» для органа, солирующей виолончели, литавр и струнного оркестра

Наталья Королевская

Наталья Королевская

Кандидат искусствоведения, доцент Саратовской государственной консерватории им. Л. В. Собинова

От редакции

Владимир Владимирович Королевский — выпускник композиторского факультета Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского по классу профессора, Народного артиста России А. В. Чайковского. Окончил консерваторию в 2011 году. В списке сочинений — около 20 опусов: симфонические, камерные, вокальные и органные произведения, в том числе Пассакалия для симфонического оркестра, Камерная симфония для инструментального ансамбля, сопрано и баритона, Струнный квартет, Обработка донской казачьей песни для секстета духовых, рояля и ударных, Вокальный цикл на стихи Игоря Губермана «Гаррики» для баритона, фортепиано и тубы, Токката для органа, «Сталинградский концерт» для органа, солирующей виолончели, литавр и струнного оркестра.

_____________________________________

Антивоенные музыкальные произведения ХХ века — особый фонд в «библиотеке» мирового музыкального наследия. Он относительно невелик, хорошо известен и особо чтим исполнителями и знатоками музыкального искусства как квинтэссенция гуманизма и гражданственности, выражение причастности создававших его авторов судьбам мира. Он представлен выдающимися шедеврами — такими, как «Квартет на конец времени» О. Мессиана, кантата «Уцелевший из Варшавы» А. Шёнберга, Реквием Д. Лигети и «Военный реквием» Б. Бриттена, Вторая и Третья симфонии А. Онеггера, Симфония в 3-х движениях И. Стравинского, Концерт для оркестра Б. Бартока, Седьмая и Восьмая симфонии Д. Шостаковича, оратория «Нагасаки» А. Шнитке и мн. др. Вторая мировая война –беспрецедентное преступление против человечности минувшего столетия — не могла не вызвать живого отклика художников-современников и, продолжая оставаться темой искусства, взывает к разуму и чувствам ныне живущих как особая форма предостережения от повторения непоправимых ошибок мирового масштаба.

Когда Концерт Владимира В. Королевского для органа, солирующей виолончели, литавр и струнного оркестра получил название «Сталинградский», он вошёл в этот фонд. Главным импульсом к его написанию послужило исполнение В. Королевским Концерта Ф. Пуленка для того же состава (органа, литавр и струнного оркестра) и тогда же возникшее желание расширить не очень многочисленный органно-оркестровый репертуар. Но когда молодой автор показал готовое сочинение известному московскому композитору, специалисту в области органной музыки Валерию Кикте, старший коллега, внимательно изучив партитуру, посоветовал назвать концерт «Сталинградским», к чему располагало сразу два «внешних» повода — завершение произведения в год 70-летия Сталинградских военных событий (1942–1943) композитором родом из Волгограда. Название-посвящение приросло к сочинению, подсказанное самой музыкой (именно так, post factum, давал названия уже готовым произведениям Р. Шуман). В таком виде Концерт в исполнении автора (орган), Михаила Журы (литавры), Юрия Минкина (виолончель) и Волгоградского академического симфонического оркестра под управлением Вадима Венедиктова впервые прозвучал на сцене Волгоградского Центрального концертного зала уже в канун 71-й годовщины окончания Сталинградской битвы, став приношением великой дате и одной из главных побед Второй мировой и Великой отечественной войны.

Драматургия Концерта предопределена особенностями мировосприятия его автора как человека, не видевшего войны своими глазами, родившегося в мирное время: столкновение образов войны и мира подаётся не в эпически развёрнутом формате, с исторически заданной последовательностью событий (как в Седьмой симфонии Шостаковича или Кантате Шёнберга), но сквозь призму авторских размышлений. Лирическая струя, охватывающая произведение, спрессовывает его внутренний хронотоп, препятствуя разделению контрастных образных планов, которые так тесно переплетаются, перетекая друг в друга, что иногда трудно уловить переход от хрупкой лиричности и пасторальности к драматическим накатам, возникающим как будто ниоткуда, словно прилив гигантской волны, смывающей всё живое. Из таких «приливов» и «отливов», обоюдно наращивающих мощь лирического и драматического накала, обостряя противостояние сил, складывается форма целого.

Музыкальное осмысление образов войны и мира в Концерте приближается к пониманию их сущности Л. Н. Толстым, автором знаменитого романа. «Мир» в Концерте по-толстовски полифоничен, представленный как наполненная жизнью многоголосная субстанция, внутри которой не прекращается прорастание и ветвление всё новых мелодических побегов, дающих дыхание и движение форме. На последнем витке лирический рост приводит к утверждению широко распетой мелодии, рождающейся в партии органа как душа мира, в дуэте с солирующей виолончелью обретающей смысл песни любви. Катастрофичность «войны» как агрессивно-разрушительной стихии, корёжащей мир и неузнаваемо изменяющей его лицо, показана как примитивная по своей внутренней организации «убойная сила», оглушающая громовыми раскатами, подавляющая «прессингом» диссонантных и кластерных звучностей, маршевой наступательностью.

Партитура Концерта, с выделенным ансамблем солистов, осложняется отсутствием твёрдо закреплённых тембровых персонификаций в традициях современного инструментального театра, хотя можно отметить использование виолончели и литавр как знаковых тембров человеческого и антигуманного полюсов Концерта. Но неохватная широта выразительных возможностей органа, неисчерпаемость его красочной палитры препятствуют одностороннему использованию инструмента — ему великолепно удаются и безмятежные «мирные» пасторали, излучающие солнечный свет верхних флейтовых регистров, и глухой токкатно-ударный Danse macabre ножной клавиатуры, выступающий в роли традиционной для концертного жанра сольной каденции, помещённой в центр композиции. Несмотря на сложность языка (преобладание атонального письма) в совокупности с использованием многообразных приёмов современной композиторской техники (сонорики, сериализма, структурализма), в целом это традиционная интонационная концепция, требующая внимания прежде всего к интонационной стороне выразительности.

Последняя особенность драматургии Концерта, на которую нельзя не обратить внимания, состоит в том, что здесь нет однозначного утвердительного финала — он открыт навстречу самой действительности как предупреждение об угрозе нового зла войны. Обращением к памяти разрушенного войной Сталинграда автор Концерта словно призывает не забывать о том, какой ценой была завоёвана Победа над фашизмом, и помнить о хрупкости мира и его главных ценностей человечности, любви и красоты.

В. В. Королевский посвятил «Сталинградский концерт» своему отцу, композитору Владимиру Григорьевичу Королевскому, родившемуся в Волгограде.

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.