www.poezo.ru

Вячеслав Круглик. Симфоническое творчество. Сюита «Время жить и время умирать»

Елена Копий

Елена Копий

Музыковед, главный редактор

Продолжая знакомство с творчеством Вячеслава Круглика, отметим, что оно отличается жанровым разнообразием. Помимо многочисленных произведений для духовых, заслуживают внимания такие сочинения, как «Шутка» и «Маленькое рондо» для восьми виолончелей (2005), «Дуэль маленьких пианистов», пьеса для двух фортепиано и симфонического оркестра (2010), два струнных квартета (1999, 2010), Романс для домры с оркестром (2011), «В ковбойской шляпе», пьеса для мандолины и фортепиано (2012), «Три кипариса», вокальный цикл для сопрано и фортепиано на слова Н. Хикмета (2001), «Про коня», вокальный цикл для баритона и фортепиано на слова И. Иртеньева (2007), «Опять двойка», балетная сцена для оркестра русских народных инструментов по картине Ф. Решетникова (2003), Юмореска для ксилофона и духового оркестра (2013), «Ищите Бога», вокальный цикл для смешанного хора a capella на слова разных авторов и другие. Наверное, о каждом из перечисленных произведений можно было бы рассказать подробнее, поскольку они очень разные и по образному содержанию, и по его воплощению. Столь солидный перечень сочинений характеризует композитора как разностороннего, яркого, ищущего, размышлающего музыканта и свидетельствуют о серьёзных творческих достижениях автора.

Эти слова в полной мере могут быть отнесены и к симфоническому творчеству Вячеслава Круглика. Каждое его симфоническое сочинение — определённая ступень профессионального роста композитора. Так, дипломная работа, Симфония (2000) — сочинение с ярко контрастными образами, конфликтной драматургией, демонстрирует не только освоение богатейших традиций петербургской композиторской школы, но и явное стремлении автора идти своим путём.

Сюита для большого симфонического оркестра «Время жить и время умирать» (по прочтении Э. М. Ремарка), написанная спустя десять лет, — новый этап творчества. Современному композитору чрезвычайно непросто обращаться к военной теме, зная такой «документ эпохи», как Седьмая симфония Д. Шостаковича или написанная им позже, в 1943 году, Восьмая симфония с её трагическим и мощным отражением человеческих страданий, сменяющих друг друга эмоций надежды и отчаяния, с философским осмыслением явления, с его желанием и умением по собственным словам «в художественно-образной форме воссоздать картину душевной жизни человека, оглушенного гигантским молотом войны». Трудно избежать влияния музыки гения, обращаясь к подобной теме. И в этом плане, работа В. Круглика, не побоявшегося дать своё видение темы, заслуживает уважения и внимания. Композитор достаточно последовательно воплощает впечатления от произведения Э. М. Ремарка, писателя, не участвовавшего в войне, но сумевшего написать роман потрясающей реалистической силы.

Вот, что пишет о своём замысле В. Круглик: «Сочинение имеет концентрическую форму. I и V части — начало и трагическая развязка войны. II и IV — передовая и тыл. Впрочем, это только термины, заимствованные из лексикона военных. На деле они почти не отличаются друг от друга: везде смерти ни в чём не повинных людей, разрушения, искалеченные судьбы, страх. В центре сюиты (III часть) — то самое светлое начало, которое, несмотря на всё это, способен сохранить в себе человек».

Драматично и напряжённо звучат крайние части сюиты, тематическая арка придаёт стройность и законченность всей композиции. Третья часть контрастирует напряжённым крайним, проще её язык, легко читаем образ: в основе чудесная, почти сказочная тема с красочной инструментовкой, хрупкими звенящими тембрами — робкая мечта о будущем, о другой прекрасной жизни: «Они смотрели на лес. Деревья были густо опутаны свисавшими с ветвей блестящими полосками, они сверкали, развеваясь на ветру. Лучи солнца пробивались сквозь облака, и лес становился лучезарной сказкой. И эти полоски, слетавшие вниз вместе с яростной смертью и пронзительным воем разрушения, теперь тихо висели, искрясь и сверкая на деревьях, и казались мерцающим серебром, воспоминанием о детских сказках или о рождественской елке.[…] Жизнь будет чудесной, — сказала она. — Мы ведь не избалованы, мы ничего хорошего не видели. Поэтому у нас еще многое впереди. То, что для других само собою разумеется, для нас будет настоящей романтикой»(Э. М. Ремарк. «Время жить и время умирать»).

Не претендуя на большие философские обобщения, свойственные крупным симфоническим концепциям, автор создаёт сочинение в эмоциональном плане очень созвучное литературному первоисточнику. После прослушивания сюиты возникает естественное желание перечитать Ремарка. И наоборот, после чтения Ремарка хочется ещё раз послушать музыку. Это и есть удачное творческое попадание в цель.

Исполняет академический симфонический оркестр Санкт-Петербурга. Дирижёр Александр Титов.

В. Круглик. Время жить и время умирать.ч.I

В. Круглик. Время жить и время умирать.ч.II

В. Круглик. Время жить и время умирать.ч.III

В. Круглик. Время жить и время умирать.ч.IV, ч.V

Вы можете помочь «Музыке в заметках»

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь.